22 июл, 2000

Вчера закончила писать третью песню для нового альбома. Пока его называю «Опасные сны».

Иногда из снов не хочется выходить, потому что когда просыпаешься — разочарование. Иногда благодаря снам оказываешься в том месте или времени, где никогда не будешь. И просыпаешься — плохое настроение. А вот сегодня мне приснилось, что к подошве ботинка известного артиста приклеилась дохлая мышь. И в этом случае я обрадовалась, когда проснулась. Реальность получше этого сна. Пока. Так что сны — опасная штука: с одной стороны — мечта, с другой — кошмар.

Три песни, которые уже записала в студии — такие, пограничные. В них много разных инструментов, звучание довольно-таки оркестровое. Порой, Джо Дассен какой-то. А иногда — просто барокко. Я себе представляю актрису, с не вполне устойчивой психикой, которая, к тому же, еще лунатик. Ей приснилось, что она в восемнадцатом веке, она прима королевского театра, ей аплодируют, она в шикарном платье, в белом парике. Корзины роз. Утром просыпается — воскресенье. 9.00. Зима. Прорвало трубу, нет воды, надо ехать. На сказку. К 11.30. Через всю Москву. Играть Мальвину и фотографироваться с карликами (на актерском жаргоне карлики — зрители детских утренних спектаклей — в сущности, дети; особенно в период школьных каникул). Еще метафора: в игрушке Tomb Raider 2 Лара Крофт в Венеции, там есть эпизод в затопленной опере. Страшно, как во сне.

Хочу, чтобы альбом был «живой» — это трудно, но интересно. Надеюсь, он будет сильно отличаться от «Песни и огонь». Не будет истории со спектаклем — он будет сам по себе.

Сегодня послушала Jamiroquai «Synkronized» и No doubt «Return of Saturn». No doubt звучат хорошо, они мне нравятся. Вообще-то, понравилась только Bath Water. Больше остальных. Пусть еще поработают. Когда услышала Jamiroquai сегодня утром — успокоилась насчет своей аранжировки. В King of Day тоже такое симфоническое звучание. И ему сильно наплевать на это. Как и на свой кривоватый вокал.

17-го июля похоронили Аллу Балтер. Она была первым человеком в театре Маяковского, кто услышал по «Свободе» мой спектакль и не побоялась подойти ко мне и сказать хорошие слова. Она была красивая, хорошая актриса, только после похорон выяснилось, что она еще была мужественной женщиной. Несмотря на нечеловеческие боли, играла спектакли. До момента, когда прямо на сцене отказали ноги. В спектакле «Чума на оба ваши дома». Я ее буду помнить.