Белый, очень белый (23 дек, 2000)

Чем значительнее масштаб мысли, которую пытаешься высказать, тем скромнее выразительные средства. Сегодня думаю так. Если увижу пример, утверждающий обратное — раскаюсь.

«Исповедь», реж. Лепаж, «Пять чувств», реж. Подесва, «Хрусталев, машину!», реж. Герман. За одного битого — двух небитых дают. Не дам. Могу объяснить.

Первые два фильма смело отношу к еще тонкой, но талантливой канадско-французской линии кино. Именно так. Потому, что отдельно французское (кино, я имею в виду) пока зыбко. «Порносвязь» — будем надеяться, что это — начало. Знаете, говорят: кино и театр — два разных чего-то, чего — забыла. В общем, два разных. Почему разных-то?!

Да, в театре нет оператора. Но остальное все есть. За чем я прихожу в театр, за тем же прихожу и в кино. За жизнью. Человеческого духа, не в смысле, чтоб ее забрать, а в смысле познания. Извините, но это — Станиславский К.С. Да, мне хочется новых технологий, да, хочу, чтоб все было, как в Америке, только если это не мешает моему подключению к той самой жизни человеческого духа. Если средства — только проводники, и не более того.

Сложнее, когда фильму (или спектаклю) уготована роль манифеста, как «Хрусталеву».

В лучшем случае могу только ознакомиться с точкой зрения режиссера. Фильму не требуется мое подключение, фильму требуется мое терпение в течение 2-х часов 20 минут, которое я, разумеется, проявила. Во время просмотра были и мысли:

1. Отсутствие разборчивости слов (при том, что кино тонированное), много темного экрана, третьестепенность сюжета) — являются признаками другого кино, наверное, нового.

2. «Страшная сцена» — параграф данного кинематографического манифеста. Единственная, на мой взгляд, удачная сцена фильма. Шок был запланирован, и он случился. То, что является абсолютным, — абсолютно. Страшно? Страшно. Можно страшнее? В нашем варианте, нужно.

3. Это — «... Лапшин». Только его развитие. Но сие — вряд ли являлось пунктом германовского манифеста. Думаю, если бы не было «... Лапшина», если бы фильм вышел хотя бы лет 9 назад, манифест сработал бы, точно. И тогда бы перестал быть манифестом.

4. Это только лишь мое мнение.