Как я провела лето (1 сен, 2009)

Сегодня  утром  засолила огурцы и поняла,  лето кончилось. Рефлекс засолки – атавизм советского прошлого - нужная штука.  Снимает невротический синдром, связанный с ежегодной необходимостью выходить  на работу после  летнего отпуска.  У нас, у артистов, это называется открытием театрального сезона.  У меня в момент приготовления  рассола притупляется чувство потери  - лета, некоторой свободы  действий, тепла и моря. Отвлекающий манёвр, проще говоря.  У моей мамы отвлекающим маневром является варка варенья. Вишневого, моего любимого. Хотя она и не актриса, а преподаватель английского, для неё  - это испытание – выходить на работу в медуниверситет после 2-х месячного отпуска.  Каждый год, 26 августа,  она произносит одну и ту же фразу:  « Юля,  у меня  депрессия! Не хочу работать,  надоело! Все, наверное, последний год работаю!».  И так последние лет 9. Проходит неделя, другая и «все успокоится, что было, то было – прошло». В нашей семье уже никто не верит моей маме.

Июнь. Чеховский театральный фестиваль

Не то, чтобы я разочаровалась в европейском театре, я слишком мало видела. Просто то, что видела (три спектакля) – это не совсем театр, скорее, пантомима с элементами цирка и пластики. Речь идет о спектаклях Филиппа Жанти «Болилок», «До свидания, зонтики!» Джеймса Тьере (Чаплина) и о спектакле его мамы, Виктории Чаплин, не помню названия. Все эти представления, спектаклями их сложно назвать – состоят из маленьких пантомимических этюдов- превращений. Смотреть это поначалу забавно, а потом надоедает. Все эти действа невероятно похожи между собой – все французские, все без слов и с кучей реквизита, иногда хорошо придуманного и сшитого, иногда даже недешевого. Почему же это так все скучно? Потому, что непонятно ЗАЧЕМ это все. Лично мне интересно, когда эти вопросы задаются со сцены или экрана. Немного цирка, немного пантомимы, немного драматического искусства – и ощущение самодеятельности, которую с детства не люблю. Уверена, что даже в цирке возможна объединяющая идея номеров, «телеграмма в зал», которая выводит их последовательность в ранг искусства. По такому принципу создавал цирковые программы режиссер Валентин Гнеушев, например. Единственным моим утешением было то, что целых два часа, пока шел спектакль «До свидания, зонтики!», я воочию наблюдала за передвижениями по сцене Джеймса Тьере (Чаплина), внука моего кумира. Господи, как же он на дедушку похож! И темперамент такой же! Ради этого стоило сходить на «Зонтики». А в остальном, «будем искать».

Июль. Сицилия

Это случилось. Я была на Сицилии! 7 дней – мало, конечно, но меня ждали съемки. Надо было вернуться в срок. Но я успела. Успела получить красивый загар, умудриться поправиться не на 2 кг, а всего лишь на 500гр, отыскать в маленьком городе Шакка кафе «Сантанджело», где снимался знаменитый фильм со Стефанией Сандрелли. А так же - сходить в милый сицилийский ресторанчик, попытаться уволить русского гида - фурию, пройтись в 35-градусную жару по Палермо, узнать, что знаменитый итальянский драматург Луиджи Пиранделло родился в Агридженто, выпить много-много вкусного кофе!

Август. Тарантино и «система Станиславского»

У Тарантино получилось снять хороший фильм «Бесславные ублюдки». Почему-то он провалился в Каннах. И что им надо, этим киношникам? Правда, говорят, что Тарантино после фестиваля перемонтировал свой фильм. Чего теперь говорить, что было, то прошло. А кино у Тарантино есть назло врагам. Во-первых, там есть открытие – актер Кристоф Вальц. Блестящий, виртуозный, непредсказуемый мастер. Где он был до этого момента? Где-то был. Во-вторых – две суперсложные и супермедленные сцены – одна в начале фильма – с поиском еврейской семьи и другая в середине - в баре. Обе очень подробно сделаны, « по школе», что называется, по - Станиславскому. Смотрятся на одном дыхании. Мой друг – кинолюб сказал, что это безусловная победа жанрового кино, да еще на нацистскую тему. Серьезно сделанное кино, ничего не скажешь. После «Криминального чтива» прошло… Да, какая разница, сколько прошло! Кто сказал, что кино снимать легко?! Многие наши критики хвалят Бреда Питта. Не знаю, по моему мнению, он сильно и безнадежно проигрывает все немцам. Хотя, это может быть ходом Тарантино, мол, хочет наигрывать, пусть наигрывает – американца же играет!