Юлия Силаева: «Сохрани, Боже, от мужа актера»

Юлия Силаева — одна из ведущих актрис театра им. Маяковского. Зрители любят ее и за роли, сыгранные в театре, и за прекрасные работы в кино. Кроме того, она еще сочиняет музыку, пишет стихи и каким-то мистическим образом успевает сочетать свою карьеру, творчество и увлечения с личной жизнью. Кажется, ты только что видел ее, стремительную и грозную, на сцене, а она уже свернулась в клубочек на своем любимом кресле, наслаждаясь уютом домашнего тепла. Настоящая женщина, во всем многогранном понимании этого слова…

— Как относится ваш муж к издержкам вашей профессии — нервные срывы, усталость, поздние возвращения домой?

— Совсем недавно состоялась премьера спектакля «Глава Вторая» по пьесе Нила Саймона. Я приходила домой ужасно вымученная, обессиленная и была не в состоянии заниматься домашними делами. Слава богу, мой муж прекрасно понимал, почему это происходит.

— Он это понимает потому, что тоже актер?

— Сохрани Боже, от мужа актера. Это кошмар. Мой супруг журналист, и это прекрасно.

Я очень благодарна ему за то, что он меня поддерживает. Возможно, не последнюю роль играет то, что его отец был профессиональным актером. Муж вырос в этой среде, и многие нюансы, касающиеся жизни актеров, знакомы ему с детства.

— Насколько вообще тяжело уcтроить свою жизнь человеку творческой профессии?

— Конечно, очень тяжело. График работы предусматривает и ночные съемки, и перелеты. Крайне тяжело совмещать это с ритмом жизни обычного человека. Спасает то, что с годами учишься с этим бороться, начинаешь правильно планировать время.

— Как же удалось совместить работу и семью?

— Был период, когда я очень много снималась в кино, одновременно играла в театре, а любовь была на втором плане. В театр им. Маяковского я пришла с тремя дипломными спектаклями из ГИТИСа. Там были и массовки, и главные роли. Через пару лет начались съемки в кино, новые спектакли. И времени подумать о себе катастрофически не хватало. Через какое-то время я поняла, что когда человек решает вопросы, касающиеся личной жизни, он не должен больше ни о чем думать. Нужно прислушиваться к своему внутреннему голосу, разбираться в себе, точно понимать, чего и кого ты хочешь. Только так можно найти свою вторую половинку. У меня это случилось достаточно поздно — в 31 год.

— У вас есть недостаток, мешающий личным отношениям?

— У меня есть один очень большой недостаток. Я могу сорваться практически на ровном месте. Пытаюсь что-то с собой сделать, но все-таки иногда не справляюсь.

— Были ли случаи, когда персонажи, которых вы играли, как-то вмешивались в вашу собственную судьбу?

— Удивительно, но да. Получалось, что, когда я получала роль, она зеркально отражалась на моей личной жизни. Если в сюжете есть развод, то он случался и у меня. Когда снималась в фильме «Мужская компания», там есть эпизод, когда я спасаюсь бегством от нехорошего человека, и то же самое происходило и в реальности. Я стала задумываться: что же это за профессия, почему она так влияет на меня?

— Это происходит и сейчас?

— Нет. Возможно, в какой-то момент я смогла поставить внутренний запрет, разделить для себя реальность и мир фантазии. А может быть, дело в том, что мне перестало нравиться играть этих несчастных, непутевых женщин. Раньше меня привлекала работа над подобными ролями. Было очень любопытно примерить на себя маску легкомысленной дамы с неустойчивой психикой — это сложные характеры, над которыми тяжело работать. Теперь нет. И эта странная взаимосвязь оборвалась.

— Кого вы играете в этом спектакле?

— Моя героиня Фэй — неудовлетворенная мужем женщина, которая находится на грани нервного срыва. Двое детей, неудачная карьера актрисы, семейные неурядицы. И в какой-то момент она понимает, что просто не может без мужского внимания. Очень страдает от того, что ее не замечает муж, и всеми способами пытается привлечь к себе внимание именно как к женщине. Все остальное — дети, карьера — уже на втором и третьем месте.

Для нее перестают существовать проблемы, что будет, если узнает муж. В данной ситуации для моей героини Фэй измена — единственный выход. И хотя до этого она не думала об измене, моя героиня решает завести себе любовника.

Это трагикомический персонаж. Яркая, экспрессивная, экстравагантная дама. И если другие герои пьесы скорее мелодраматические, то я играю трагедию. Фэй — моя противоположность. Мне пришлось очень долго из себя вытаскивать ее черты. Скажу честно, было трудно признаваться себе в том, в чем не очень хочется признаваться. Было очень сложно. Во мне, наверное, больше героического, чем нервно неустойчивого. Хотя я бываю очень разной.

— Вы заставляете людей смеяться над трагедией?

— Это не так. Любая хорошая комедийная пьеса не может играться облегченно. Для того, чтобы вызвать смех в зале нужно затратить очень много внутренних сил.

— Чем вы заняты в свободное от театра время?

— У меня практически не бывает такого, чтобы в моей жизни наступил вакуум. Если у меня какой-то провал в театральной жизни, то я пишу песни, снимаюсь в кино, пишу эссе в своем дневнике в Интернете. Я всегда при деле и нахожу, чем заняться.

Могу иногда и просто валяться на диване и чувствовать при этом, что это мое самое любимое времяпрепровождение. Правда, это происходит редко. И не нужно изводить себя при этом вопросами, ну что же я лежу и ничего не делаю. Если вам комфортно и удобно делать это, то, следовательно, ваш организм просто этого требует.

— Вы часто выступаете в роли зрителя?

— На самом деле я очень хороший зритель. Когда я сижу в зале, то забываю, что я актриса. Конечно, какие-то рефлексы срабатывают: откликаюсь на все хорошее, сразу вижу халтуру, не критична, но требовательна, потому что очень требовательна к себе. Иногда задаю себе вопрос, а что бы я могла сделать на месте того или иного актера. Приходится иногда констатировать, что и я бы ничего не смогла сделать. Просто такая постановка, и хоть разорви себя на кусочки, но все бесполезно.

Мне очень понравилось, как Владимир Высоцкий ответил на вопрос: «Часто ли вы ходите в театры?». Он сказал: «Нет. И происходит это потому, что если мне нравится, то я страдаю от того, почему я не на сцене, не с актерами. А если не нравится, я невыносимо страдаю от того, что это мои коллеги, и мне больно за них».

У меня также. Поэтому когда меня приглашают в театр, я навожу очень подробные справки о том, что это за спектакль. Ненавижу покупать кота в мешке.

— Как вы предпочитаете отдыхать?

— Лучший отдых для меня это просто лежать на песке и слушать шум моря. Раньше мы с мужем часто посещали кафе, клубы, ходили на симфонические концерты.

Я киноманка, но фильмы предпочитаю смотреть дома. Хотя современные кинотеатры достаточно комфортны, но все равно я не могу полностью расслабиться. За мной обязательно сядет кто-нибудь с поп-корном или пара ребят, которые будут обсуждать каждую реплику и громко смеяться. Мне хочется полностью погрузиться в фильм, прочувствовать его, поэтому сделать это я могу только в домашней обстановке.

Андрей Ростоцкий даже называл меня кошкой. Мы познакомились на пробах к фильму «Мужская компания», и он заметил, что пока я удобно не устроюсь в кресле, то даже не начинаю разговор. Для меня комфорт на первом месте.

— Какая кухня вам нравится больше всего?

— У меня нет ярко выраженных предпочтений. Я очень люблю свежие продукты, максимально простую пищу, но при этом разнообразные соусы. Мне нравится, когда в ресторане блюда готовят у меня на глазах, любопытно наблюдать над процессом приготовления. Кусок хорошего мяса, много зелени и овощей — идеальная еда.

Огромное значение при выборе еды имеет обоняние. Бывает так, что я захожу в ресторан и вдруг чувствую какой-то отталкивающий запах. У меня тут же возникает желание развернуться и уйти. Вообще, крайне мало ресторанов, которые хотелось бы посещать регулярно.

— Что вы делаете для того, чтобы поддерживать хорошую физическую форму?

— Я очень хорошо чувствую свой организм. Если поднялась по ступенькам и появилась легкая отдышка, я тут же увеличиваю ежедневные физические нагрузки.

Каждый день делаю зарядку. Конечно, времени на полноценную физкультуру не хватает, но минут 15-20 найти можно всегда. Наш преподаватель по сценодвижению в ГИТИСе как-то сказал: «Каждый день хотя бы пять минут надо встать, найти состояние покоя и хотя бы чуть-чуть размяться». Это вполне реально. Даже когда вы моете посуду, одновременно можно выполнять упражнения.

Я прекратила есть хлеб, но так и не могу отказаться от пирожных. Очень люблю фрукты. Мне просто необходимы свежевыжатые соки, без них я чувствую себя не в своей тарелке, и негазированная минеральная вода. Пользуюсь отечественной косметикой, мне кажется, что она лучшая.

— Как вы относитесь к гороскопам?

— Раньше я очень интересовалась астрологией, покупала бесчисленное количество гороскопов, но лет шесть назад прекратила этим заниматься. Дело не в том, что я боюсь узнать что-либо о своей судьбе, будущем. Просто не хочу. Я почувствовала, что моя интуиция может подсказать гораздо более важные вещи. С завидной долей точности могу предсказать, какой будет спектакль, в котором вечером мне предстоит сыграть, как пройдет то или иное важное мероприятие, стоит ли ехать сниматься в какой-нибудь город или не надо и так далее. Я решаю это сама.

— А приметы?

— Вообще-то это грех. В приметы я почти не верю, но мне кажется, что если какую-то мысль начинаешь настойчиво проговаривать, то она может материализоваться.

— Новый год для вас это что-то особенное?

— Это мой любимый праздник. Я не могу с ним сравнить даже свой день рождения. Скажу больше, оно меня в последнее время не очень радует. Второе значимое торжество — 9 мая.

31 декабря я почти физически ощущаю, как сваливаю с себя весь прожитый год, все неурядицы, проблемы. И я с оптимизмом жду чего-то нового. В глубине души понимаю, что это наивно, но все равно надеюсь. Мне кажется, что все будет лучше, еще чуть-чуть и произойдет что-то светлое, хорошее. Раньше загадывала себе много работы — новых интересных ролей, съемок, спектаклей, и не думала о личной жизни. Это неправильно. Я изменила свою точку зрения после того, как встретила своего мужа.

Теперь я желаю себе и своим близким счастья, и главное, как мне кажется, именно личного счастья. Считаю, что это основа, а все остальное обязательно приложится.

— Вы уже думали о том, как вы будете его отмечать?

— Как раз сегодня я вспомнила о том, что скоро уже Новый год, и сразу представила, сколько всего нужно будет сделать. Я не могу ограничиться простым меню, обязательно наготовлю кучу еды. В прошлом году планировала три салата, а получилось шесть и еще огромный праздничный гусь. Все это отнимает много сил, поэтому, наверное, в этот раз мы с мужем пойдем в ресторан.

— У вас в жизни есть цель?

— Я не стремлюсь к какой-то определенной цели. Есть здоровое желание работать и добиваться качественного результата. Поскольку очень хороший результат получается не часто, мне бы хотелось сыграть еще минимум в двух очень хороших спектаклях и в двух хороших полнометражных художественных фильмах.

Может быть, что-нибудь сделать самой. Например, спектакль. Еще я пишу песни и музыку ,и у меня есть идея сделать альбом живой музыки. Может быть, удастся записать второй компакт-диск, который должен очень сильно отличаться от предыдущего.

— Существует ли роль, которую вам хочется сыграть больше всего?

— Я знаю точно, что я не хочу оказаться в сумасшедшем доме по поводу какой-то несыгранной роли. Не зацикливаюсь на этом. Мне по большому счету все равно, что это будет — фильм, малобюджетная постановка выпускника ВГИКа. Главное, чтобы работа была интересной, и все получалось качественно.

Нет такой роли, ради которой я была бы готова пойти на все. Для меня очень важно, чтобы и процесс создания и результат был хорошим.

Последний спектакль «Глава вторая» мы выпускали с удовольствием. Подобралась прекрасная компания людей — Эммануил Виторган, Елена Шевченко, моя однокурсница и подруга, Алексей Маклаков, Юрий Иоффе режиссер. Нам всем очень нравилось работать вместе.

Пока на спектакль «Глава вторая» трудно купить билеты. Какой он будет? Хотелось бы, чтобы все получилось. И вроде бы это должно случиться.

FUSION, # 7 (2004)